Добро пожаловать в мой блог!
Здесь Вы можете посмотреть
мои работы,а также заказать
или приобрести,что понравится.
Приятного просмотра.
Для связи со мной
alina.b@mail.ru

суббота, 9 ноября 2013 г.

Сказочник Хундертвассер

Всем добрый день! И снова чудо от Хундертвассера! Меня он заряжает энергией и новым в своих проектах, хочется творить и творить. Приятного просмотра)

Дом- елочка. Проект Хундертвассера

Дом-терем для многих моих соотечественников –персонаж из русской народной сказки, оставшейся в далеком детстве.




Но сказка оказалась жива и давно забытое ощущение восторга, радости и счастья охватывает каждого, кто видит сказочные дома Хундертвассера, которые напрямую или отдаленно напоминают русские терема.

Жаль, что этот терем-дом из русской сказки и допетровской Руси переселился в Европу, далекую и недосягаемую, оставив в России только памятники старины далекой:

Главный Терем - "Теремной дворец" в Кремле, ставший резиденцией Президента; храм Василия Блаженного, Московские торговые ряды (ГУМ), Третьяковская галерея, Дом Перцовой, Коломенское да Церковь Троицы в Никитниках.

Наберется еще с десяток таких же оригинальных, не похожих друг на друга домов и теремов, которые стали цитатами в веке XIX (Исторический музей и храм Казанской иконы Божьей Матери на Красной площади), а в XX и XXI вдохновляли архитекторов-модернистов не только в России, но и в Европе.


Церковь Троицы в Никитниках

Хундертвассер никогда не был в Москве и в России, но такое ощущение, что именно отсюда начинается его сказочная архитектура, поражающая радостным колоритом, жизнелюбием, философией свободы и уникальностью каждого дома, каждого строения, каждого окна, каждой трубы и даже туалета.

Хундертвассер, прежде всего, философ, потом уже художник и архитектор. Только отличался он от других философов тем, что не просто объяснял, каким должен быть мир в XXI веке, но и менял его, сумев материализовать свою философию в дома, школы, лечебницы, особую среду, где природа и человек заключили между собой перемирие.
Хундертвассер
Все нормы и правила, говорит Хундертвассер, по которым строились города, были созданы для другого времени: авторитарного, стандартизирующего все и вся – от домов до человека. Это время ушло в прошлое навсегда и уже не вернется. Это надо понять и двигаться в будущее, учитывая новые настроения и другого человека.

Помню, как после Парижа меня душили прямолинейные улицы и проспекты, похожие друг на друга дома, которые не отличаются ни формами, ни красками, ни дворами, не говоря уже об окнах и туалетах. Даже когда сегодня делают капитальный ремонт домов,  все по-прежнему унифицируют и подводят под стандарт.
Дом Хундертвассера  "Лесная спираль"

Новый город, в котором живу, второй по численности после Казани, стремящийся стать европейским, только в нем не хватает малого – свободы и лица не общим выраженья. Знакомая рассказывает, как однажды хотела показать своим гостям достопримечательности города и не нашла ни одной, на которой мог бы отдохнуть глаз! Пришлось везти гостей в Елабугу.

Хундертвассер называет такое пространство концлагерем, уничтожающим и человека, и природу. Здесь человек задыхается, поэтому при первой возможности рвется за город: в коттеджи, на природу, в сады, на дачи, в лес, в Европу, на острова, на море, куда угодно.

Дом "Глаз". Проект Хундертвассера

Туда, где нет до тошноты надоевшей авторитарной архитектуры, где каждый дом похож на другой, как две капли воды, доводящей человека до депрессии, болезней, срывов и немотивированных бунтов.

У человека есть три шкуры, каждая из которых должна меняться вместе с человеком. Есть кожа, меняющаяся естественным образом; одежда, которую человек меняет в соответствии со своей индивидуальностью, и дом, который так же должен быть растущим и меняющимся, как и сам человек. Архитектурная кожа, если не имеет возможности меняться, начинает человека душить.
Дом Хундертвассера - достопримечательность Вены

Сегодня же человек въезжает как бы в свое пространство, но фактически превращается в узника тюремной камеры. Дом – это не стены, а окна, каждое из которых должно быть индивидуальным. И опять вспоминаются русские деревенские наличники: узорчатые, расписные, украшенные птичками и дракончиками, боковинками и наверхием.

Полстраны – музей деревянного зодчества, которому и значение-то не придают, потому что обыденно. Но по мере умирания деревни, уходит и эта культура оконного украшения наличниками. Остается только фотографировать, чтобы хотя бы оставить память об этом искусстве украшения русских окон. Свобода оконного украшения – выражение свободы хозяина дома.
г.Кмнешма (Ивановская область). Деревянные наличники

Хундертвассер утверждает, что человек должен иметь возможность высунуться из своего окна и рисовать все в досягаемости руки, чтобы люди могли видеть издалека, с улицы, что там живет человек! Это первый закон Хундертвассера - "право окна".

Если этот закон не срабатывает начинает действовать механизм торможения энергии жизни и она постепенно преобразуется в агрессию, болезнь, несчастья, разводы, самоубийства, терроризм, вандализм, психические заболевания.

Сегодня полное ощущение, что страна, если не вся, то большая ее часть, находится в состояние отложенной жизни, где действует механизм торможения жизненной энергии. Авторитарная удавка сжимается.
Дом Перцовой в Москве. Дом-сказка. Эскизы дома, а также декор и интерьеры, делал художник Сергей Малютин — отец русской Матрешки.


Второй закон Хундертвассера – «право дерева». Если первый – «право окна» - утверждает право человека на свободу самовыражения и индивидуальное пространство, второй закон – «право дерева» - утверждает право природы на такую же свободу: быть там, где она захочет. Оба права равновелики и равноправны, только так может начаться диалог человека и природы.

Только свободно растущее может быть настоящим партнером. Дикая природа, необрезанная, не окультуренная, не высаженная только там, где кто-то указал, а живая, растущая свободно, не в кадушках и ведрах, расставленных как мебель вдоль улиц и бульваров, или в цветниках, разбитых по определенному плану со строгими параметрами: шаг влево, шаг вправо – расстрел. Траву не надо косить, и падающую листву, не надо удалять.

Дом Хундертвассера

Деревья и трава должны быть везде: на крышах, в квартирах, по стенам домов, на балконах, подоконниках, карнизах - везде, где можно. Очевидным местом для посадки деревьев является вертикальная стенка.

Дерево-арендатор, как называет это художник,  занимает минимум места и платит арендную плату кислородом, красотой, романтикой, способностью поглощать пыль и очищать и улучшать качество воздуха, давать тень в жаркий день и т.д.. Они должны расти и на любой горизонтальной поверхности.

Горизонталь – для природы, вертикаль – для человека. Так пересекаясь, природа и человек создают новое пространство жизни, составляя симбиоз, в котором одинаково комфортно и природе, и человеку.

Природа в домах Хундертвассера


Дом, достойной человека, должен быть, как старый дом: все окна - различного размера, не на одном уровне, расположенные по-разному, гармонично и органично, с разными украшениями, разных цветов, ярких и радующих глаз.

Этажи должны быть разной высоты: нижние выше, верхние – ниже, поскольку нижние находятся в неравных условиях, получая меньше света, чем верхние. Стены должны быть не чистыми и прямыми, как оргалит, а украшенными вручную различной мозаикой разной конфигурации, разной расцветки, украшенными растениями и лепниной.


Дом Хундертвассера "Зеленая цитадель"

Конечно, это дом-сказка, которым любуются не только жильцы, но и туристы, приезжие из разных стран, дом, в котором хотел бы жить каждый. «Если люди будут жить в окружающей среде совместимой с ними, а не жить в анонимной, враждебной, агрессивной бетонной пустыне, они не захотят бежать при каждом удобном случае, как из концлагеря, в сельскую местность, или на праздник, или в наркотики, которые дают возможность забыть враждебное окружение или утопить его».

Романтик против рационализма, философ против прагматика, мыслитель против обывателя, неравный бой, но романтик, философ и мыслитель все-таки побеждает, пусть сегодня только в одной отдельной стране или городе, но будущее всегда принадлежит им.






VIENNA, KUNSTHAUS WIEN, HUNDERTWASSER